Образование и творчество
13
0
Рейтинги могут выставлять только авторизированные пользователи
Механизм мистификации Вацлава Ганка
Специализация - образование и творчество
В историю литературы Ганка вошел не столько своим оригинальным творчеством, сколько как один из творцов комплекса литературных подделок под чешскую старину, которые принадлежат к известнейшим литературным мистификациям XIX ст. не только в масштабах Чехии, а и всей Европы.

Механизм мистификации Вацлава Ганка

В историю литературы Ганка вошел не столько своим оригинальным творчеством, сколько как один из творцов комплекса литературных подделок под чешскую старину, которые принадлежат к известнейшим литературным мистификациям XIX ст. не только в масштабах Чехии, а и всей Европы.

Ближайшим помощником Ганка был Йозеф Линда (1789—1834) — известный в то время журналист и поэт, который, как и Ганка, разрабатывал патриотичную тематику. Подделка Ганка и Линды была вызвана патриотичными соображениями — компенсировать отсутствие в старочешской литературе памяток героического эпоса. Написанные ими тексты Ганка и Линда выдали за памятки чешской давности, стараясь этим удостоверить сам факт ее наличия и таким образом довести, что чешская словесность не менее давняя, чем западноевропейская и, прежде всего, немецкая. Они перевели написанные ими тексты старочешским языком, переписали их на пергамент и даже выдумали историю их «открытия».

Структурную основу подделок Ганка и Линды составили 2 текста из русской литературы, с которыми в основном и ассоциируется мистификация. Это Краледворский и Зеленогорский рукописи (названные по месту, где они были «найдены» — г. Двур Кралове и замок Зеленая Гора).

Все тексты, за исключением MB и СЕ, в поэтической форме реконструировали героические события давней истории чехов, начиная с VII ст. и заканчивая поражением татар в Моравии летом 1241 года. Основные исторические источники, на которые опирались эти памятки, — это хроника Гайека, «Слово о полке Игоревом», украинские, русские и сербские народные песни.

Появление этих памяток стало настоящей сенсацией, их высоко оценили А. Мицкевич, Й. В. Гете, А. Пушкина. Были сделаны многочисленные переводы этих памяток другими славянскими языками. Вместе с тем с момента их появления отдельные ученые начали высказывать сомнения относительно аутентичности этих находок. Первые сомнения были высказаны уже в 1818г. после появления ЗР «патриархом» чешского национального возрождения Й. Добровским. В целом полемика вокруг памяток продолжительная почти полтора столетия.

Если MB, СЕ, ПЛ не стали предметом острых дискуссий (ПЛ почти сразу было признано «шуткой» Ганка; на аутентичности MB, СЕ Ганка особенно не настаивал), то ЛПКВ, ЗР и особенно КР сопровождались спорами, которые неоднократно перерастали в политические процессы «между чехами и немцами» (О. Пыпин) и которые опосредованно послужили причиной смерти самого Ганка (1861), профессора А.Вашека (обвиненного в национальной измене), профессора Я.Пича (затравленного оппонентами КР и ЗР). Основными «представителями защиты» памяток были Ф. Палацкий и П. Шафарик (в аутентичности КР был убежден и сам Н. Добровский). ЗР и, особенно, AT признаны непревзойденными образцами мистификационной техники. Кроме беспрецедентного мастерского оформления самой подделки, КР и ЗР, как центральные памятки комплекса, были подкреплены системой скрывающих фальсификатов (средств предупредительной аргументации в пользу аутентичности фальсификата). Частично эту функцию выполняли ЛПКВ и СЕ. На обороте первой памятки был записан стих повести «Дорогой ценой» и «Олень» (который, в свою очередь, входил и к корпусу лирических песен КР), СЕ должно было удостоверить, что в X—XI ст. существовал чешский перевод Библии, что автоматически повышало вероятность аутентичности старочешских текстов КР и ЗР. Частично эту же функцию должен был, очевидно, выполнять архив Ганка, среди бумаг которого есть несколько, помеченных надписью: «Найдено при КР» (и КР, и найденный при нем пергамент имели одинаковые признаки: позолоченные заглавные буквы).

Кроме того, публикации КР и ЗР сопровождались комментариями и «научными» гипотезами Ганки и Линды, а также иллюстрациями Горчички (их соавтора из мистификации), а сама история «открытия» ВП, КР и ЗР была написана ими же за романтизированным в духе легенды сценарием, который должен был импонировать национальным чувствам чехов (изуродованные листки чешской героики, приспособленные немцем (?) для переплетов латинских книжек (ВП), тексты легендарной героической истории чехов рядом с оружием времен Я. Жижки (КР), анонимная передача старочешской рукописи чехом-патриотом тайно от хозяина-немца, в замке которого она была «найдена» (ЗР).